Декадентствующий полимаргинал (net_kot) wrote,
Декадентствующий полимаргинал
net_kot

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сны

Мне тут сказали, что тема реальности снов обрыгана обыграна вообще всеми, начиная от Кортасара и кончая сценаристами Кошмара на улице Вязов и вообще является признаком клинической графомании, на что я ответил, что я гораздо круче Фредди Крюгера и всех его сценаристов и только чуть-чуть не дотягиваю до Кортасара, а в силу документально зафиксированной клинической графомании меня не взяли в армию и не дают права и разрешение на гладкоствол. Да, я думаю наши маленькие любители чумных городов (привет, Инку-тян!) догадаются о родственных связях Яна и прочих подробностях - мне просто лень было придумывать имена и места =)).

Сны

В семь тридцать звонит будильник. Ян Люричев с явной неохотой отрывает голову от куска поролона, служащего подушкой и встает. В маленькой комнате без окон жуткий бардак, на полу килограммы грязной одежды, пустых консервных банок и оберток от пакетиков растворимого кофе. Маленькая кровать с полосатым матрацем, вешалка с плащом и шарфом, тумбочка без дверец, набитая консервами и кофе, стены без обоев и лампочка без абажура под потолком – вот и вся обстановка. Ян встает, машинально включает старый искрящий электрочайник и лезет в карман за консервным ножом. Он спал не раздеваясь и даже не снимая ботинок. Позавтракав банкой шпрот и чашкой тройного кофе (чашка старая, вся в сколах и трещинах), Ян быстро умывается в маленьком, чудовищно грязном санузле и бежит на восьмичасовой монорельс. По пути на работу он успевает полчаса поспать, повиснув на поручне и еще минут пять на транспортной ленте. Выйдя на Волковской, он слегка просыпается от ледяного ветра, (на дворе ноябрь), и в девять часов заходит в распределительный цех мусороперерабатывающего комбината, где до шести стоит на пульте линейной сортировки и в полусне тестит бумажный мусор на конвейере металоискателем. Периодически его встряхивает истеричный писк искателя, но, вычленив магнитным захватом очередную пустую банку из кучи макулатуры, он снова засыпает. На перерыве он садится подальше от всех, берет два тройных кофе и каких-нибудь пирожков, большая часть мусорщиков его не замечает и не считает за человека. В шесть двадцать он садится на монорельс, спит всю дорогу до станции «Лесовское шоссе», с полузакрытыми глазами доходит до своей каморки, не раздеваясь, падает на кровать и моментально засыпает. И так день за днем, день за днем, уже много лет.

Во сне все совсем не так. Во сне он Жан-Поль Ламуаньон де Самуан, сын Юлии Люричевой и барона Ламуаньона, предводитель группы подпольщиков, раскрывшей Чумной заговор правительства. В стране бушует эпидемия Песчаной Чумы, специально раздуваемая религиозными фундаменталистами в парламенте в целях предотвращения либерально-буржуазной революции. Мать Жан-Поля перед смертью рассказала ему, как много лет назад в ее родном городе эпидемию чумы предотвратили местный шаман и приезжий доктор, и теперь он должен за несколько дней найти в степях безымянного шамана и, рискуя жизнью и свободой, встретится в столице со знаменитым доктором Данковским. Вчера ночью он договорился с безработным пилотом и сегодня им предстоит прорваться в аэропорт и угнать самолет. Жан-Поль тщательно смазывает два длинноствольных револьвера, прячет по плащом обрез, скрыв лицо широкополой шляпой, выходит из дома. Час спустя он, в компании безработного пилота и еще двоих подпольщиков, Андре и Мигеля, отстреливается от усиленного наряда полиции, им приходится уходить через зачумленный квартал, и один из его больных обитателей укрывает из в своем доме от звена огнеметчиков-инфильтраторов. Еще два часа спустя тот-же самый больной проводит из по канализации до старого ангара местного гоночного клуба и вот они с пилотом и Андре (Мигеля убили) уже несутся со скоростью 220 км\ч в направлении аэропорта на серебристом болиде, а где-то за спиной ревут сирены военизированной полиции и стрекочут пулеметы.
Еще четыре часа спустя, уже в самолете, на высоте полутора километров над землей выясняется, что раненый в перестрелке пилот умер прямо за штурвалом, на хвосте висит звено из пяти истребителей личного Его Святейшества Первосвященника Четырех Штандартов Отваги и Ордена Веры Святой полка, левый бак течет и три двигателя из шести горят, и надо прыгать, и Жан-Поль с Андре совершают затяжной прыжок вдвоем на одном парашюте, надеясь не разбиться об воду, но, кажется зря, ибо от удара Жан-Поль теряет сознание и только звон в ушах, звон в ушах, звон в ушах…


Это звонит будильник. Ян встает и долго, мучительно кашляет, он уже два года болен.
Через два часа Ян, ежась от холода, заходит в свой цех и видит троих инспекторов из Горздрава.
- Ян Люричев?
- Да, добро… доброе… утро…
- Вы попали в число участников экспериментальной программы по лечению патоломорфиоидного расстройства.
- А?… Вы… про ч… что?
- Согласно вашей лично карте, вы страдаете приобретенным патоломорфиоидным расстройством. В ГорМедИнсте сейчас проходит программа лечения Сонников и вы…
- Не… нет… Не хоч….
- Господин Люричев, паталоморфиоидное расстройство негативно влияет на качество вашей жизни. В силу сокрашения мест для лиц с ограниченными возможностями вы можете либо потерять ваше место на… мусорном – инспектор поморщился – заводе и остаться без работы, так что убедительно рекомендую вам….
- А? Что?…. Вы о чем?
- Короче, берите его и поехали!

Еще час спустя, в палате ГорМедИнста Ян знакомится с другим Сонником, Андреем.
- Жан-Поль?!
- Андре, мой юный друг Андре… Мы живы?
- Да, я два часа держал вашу голову над водой, пока нас не подобрали пограничники!
- О, благодарю вас, мсье! Я ваш вечный должник!
- Не стоит, мсье, встретимся там…

Во сне дела идут совсем плохо. Пограничники сдали их военизированной полиции. Несколько часов спустя Жан обнаруживет себя в пыточном кабинете замначальника полиции господина Ророна…
…приоткрыв глаза, Ян видит, что его куда-то везут на каталке…
- Оо, граф, мы за вами давно бегаем…
- ….Люричев, триста двадцать шестой…
- У меня для вас есть кое-что особенное…
- ….в шестую операционную его, ок?…
- …мы же давние знакомые, граф, мне было бы стыдно лишить вас жизни!…
- А он расписался?…
- … но мои норманнские коллеги прислали мне последние выпуски Королевского Вестника Медицины…
- … это-ж Сонник! Когда эти уроды у нас расписывались?!
-…лоботомия!…
- Ладно, везите…
…Яркий свет хирургических ламп…
…Яркий свет хирургических ламп…
…кто-то в белой маске с нейрощупом…
…кто-то в белой маске со скальпелем…
…резкий запах…
…резкий запах…
Темнота.

- Доброе утро, Ян! Как спалось?!
- Отлично доктор, отлично.
- Та реальность не лезла в голову?
- Совсем нет, доктор, спал, как покойник, без снов…
- Отлично! Наша методика работает без сбоев…
- Вот только мой сосед, Андрей…
- Милый мой Ян, не травите душу! Да, да, сбежал Андрей, сбежал. Никто не ожидал, что Сонн… простите, больные паталоморфиозом так яростно будут сопротивлятся лечению…

Через неделю Ян вышел из больницы. Уволившись с мусорного завода, устроился в маркетинговый отдел Всемирной Сети Доставок. Он больше не видит снов. Полгода спустя - переехал в просторную светлую квартиру недалеко от Центрального Парка, еще через полгода вместе с ним поселилась очаровательная зеленоглазая Алина, сотрудница бухгалтерии ВСД.
Через три года Ян – начальник регионального отделения ВСД, у него двое детей, загородный дом в Лесове, любовница и спортивный Повератти Дьябло. Ян носит длинный плащ и широкополую шляпу, над телевизором висят два старинных длинноствольных револьвера. Месяц назад он ездил на родину матери, на Горхон. От городка ничего не осталось, только обломки Многогранника висят над рекой. Во время эпидемии песчаной чумы 15го года батальоны Блока сровняли с землей все в радиусе двух километров.
Через две недели у него находят симптомы песчанки, и приходится провести двое суток в больнице.
А следующей ночью ему приснился сон.

- Жан-Поль! О Господи, Жан-Поль, ты меня слышишь?! Доктор Данковский сотворил чудо, я уже думал, мы тебя потеряли!
Tags: Нетленки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments